8 800 775 2755 (Горячая линия)

Официальная позиция СРО «МиР» по вопросу готовящихся к принятию регуляторных изменений (введение «спецпродукта», снижение дневной ставки и «иксов»)

В феврале этого года Банк России сообщил микрофинасовому рынку о жестких регуляторных изменениях, которые в последствие были поддержаны депутатами Государственной Думы РФ в первом чтении. С этого момента не утихают споры вокруг его целесообразности, а также возможных последствиях, как положительных, так и отрицательных. В течение всего года СРО «МиР» неоднократно представляла свою позицию по данным предложениям на совещаниях и экспертных советах в Банке России и Государственной Думе РФ, используя, в том числе, данные опросов и стресс-тестирований устойчивости участников рынка, а также предлагая альтернативный вариант регулирования.

Вряд ли у кого-то из участников рынка остаются сомнения в том, что меры будут приняты, и весь вопрос заключается в том, какую именно цену заплатит  бизнес и потребитель. Тем не менее, в преддверии рассмотрения законопроекта Государственной Думой РФ во втором чтении участилось количество обращений в СРО «МиР» от МФО с просьбой дополнительно разъяснить позиции организации по готовящимся регуляторным изменениям*[i].


В связи с этим СРО «МиР» публикует официальный комментарий Елены Стратьевой, директора СРО «МиР» по данному вопросу:

 

stratyeva.jpg«Очевидно, что социальная напряженность, давно сопровождающая сегмент краткосрочных займов физлицам, вызвана ростом совокупной суммы задолженности, и именно этой логикой было обусловлено изначальное решение регулятора по введению целого «пакета» жестких регуляторных изменений. К ней же в течение всего 2018 года апеллировали отдельные участники рынка, заявляя, что максимальное сокращение или ликвидация сегмента краткосрочных займов «решит все проблемы» и сделает жизнь остальных участников рынка только лучше.

На наш взгляд, это не совсем так. «Спецпродукт», по крайней мере в среднесрочной перспективе, не покроет всех существующих  в сегменте pdl видов займов, а «в паре» с предложенной дневной процентной ставкой вызовет переток большинства игроков в сегмент installement. Таким образом, мы можем получить как продуктовую «дыру» на рынке краткосрочных займов, так и глобальный «передел» сегмента более долгосрочных займов. Говоря простым языком, несмотря на то, что госреестр микрофинансовых организаций за неполные три года сократился почти на 50%, мы снова получим перенасыщение в отдельно взятом сегменте. С учетом уровня концентрации нашего рынка речь пойдет не о полезной и правильной конкуренции, сподвигающем компании на улучшение качества услуг, а о «критической массе», как в детской игре «свободный стул».

Мы опасаемся, что это в свою очередь спровоцирует даже добросовестные компании на использование «серых» схем работы (формально в рамках законодательного поля, но с ущербом для конечного потребителя финуслуг).

СРО «МиР», как профессиональное сообщество, обязана учитывать интересы всех без исключения участников микрофинансового рынка, а также конечных потребителей их услуг. Именно поэтому, мы предлагали альтернативный вариант ужесточения регулирования – в виде снижения для pdl-займов уровня предельной переплаты до 100% (от первоначальной суммы), но отказа от внедрения дневной процентной ставки в размере 1%.  На наш взгляд, ограничение предельного размера переплаты - хороший, успешно работающий механизм и его могло бы хватить, чтобы снизить градус напряжения вокруг сегмента.

Что касается того, как изменения повлияют на бизнес-модели МФО и рынок в целом. Мы уверены, что ожидаемый регулятором эффект сокращения сегмента pdl-займов, безусловно произойдет, и будет существенным. Мы ожидаем, что значительное число игроков, особенно региональных МКК, покинет рынок. Большинство оставшихся компаний не сможет подстроиться под все условия нового регулирования и перейдет в сегмент installment и/или сфокусируется на работе с юрлицами, как это уже делает ряд крупных МФО. Однако наряду с «победой» над займами «до зарплаты» придет целый шлейф серьезных негативных последствий, как для бизнеса, так и для конечных потребителях финансовых услуг МФО (как я уже обозначала ранее, "разрыв" между спросом и предложением по краткосрочным займам, рост объема черного рынка, перенасыщение сегмента installment).

Мы, как СРО, и участники микрофинансового рынка также неоднократно высказывались против бессистемных ограничений, которые, по сути, повторяют друг друга. Однако пока не добились в данном вопросе взаимопонимания с законодателями. Так 23 октября Банк России опубликовал на своем сайте проект Указания, который вводит дополнительный показатель «долговая нагрузка». Согласно этому документу, МФО будут обязаны рассчитывать показатель долговой нагрузки (ПДН) заемщика для займов на сумму более 10 тыс. рублей. И создавать повышенные резервы для тех займов, где долговая нагрузка превышает 50%. Обе эти инициативы дублируют друг друга (мы ограничиваем одну и ту же деятельность, но с разных сторон)».

Для потребителя излишнее бессистемное регулирование тоже вряд ли будет той самой панацеей: это не только создает дополнительные затраты для бизнеса, удорожая процедуру выдачи займа, но и окончательно запутывает заемщика. Вводя практически единовременно множество сложных для понимания гражданами ограничений, мы лишаемся одного из самых важных инструментов контроля над участниками рынка – гражданского контроля. Сам потребитель никогда не сможет запомнить этот сложный свод правил, а значит, не сможет понять и рассказать, что его права нарушены.

Закончить хочется очень показательным, на мой взгляд, кейсом. Ругая текущее регулирование микрофинансового рынка, многие политические и  общественные деятели любят использовать примеры регулирования в других странах. Но они могут быть и негативными, когда меры избыточны. Так,  буквально несколько недель назад в рамках Finopolis2018 обсуждался пример чрезмерного регулирования, имевший место в Таиланде. Там регулятор стремительно ограничил ставку по микрозаймам, и подавляющее большинство игроков ушло «в тень», продолжив выдавать средства без лицензии. При этом оперативно «поймать» их не получилось: государство блокировало один сайт нелегального кредитора, а на следующий день открывался новый. Поняв, что защита потребителей финуслуг обернулась ростом «черного» рынка, регулятор повысил максимально допустимую ставку более чем в 2 раза, но в легальное поле компании уже все равно не вернулись, осознав свою безнаказанность».



*[i] Уважаемые члены СРО «МиР»!
Официальная позиция организации основана на данных стресс-тестирований и исследований, проведенных в марте-сентябре 2018г. В случае необходимости получения более подробной информации по ним просим обращаться в
PR-службу СРО «МиР»: по телефону +7(495)258-87-05 или электронной почте pvn@npmir.ru
.

© СРО «МиР»