8 800 775 2755 (Горячая линия)

Цена риска

Андрей Паранич для "Банковское обозрение"


Не проходит и недели, чтобы микрофинансовые организации не упрекнули в ростовщичестве. Обыватели, а зачастую и профессионалы финансового рынка считают, что проценты по микрозаймам устанавливаются практически произвольно: выдали первые займы, оценили процент невозврата и заложили его в ставку. Дескать, именно поэтому и ставки в МФО такие высокие, что хороший клиент оплачивает убытки, которые приносит клиент плохой.

Мы так часто это слышим, что даже могли бы поверить в то, что ставку МФО определяет цена риска, если бы не помогали МФО создавать комплексную систему риск-менеджмента.

Еще в 2016 году СРО «МиР» начала разработку Базового стандарта по управлению рисками. Тогда нашим первым шагом стало исследование фактического состояния риск-менеджмента МФО.

Базовый стандарт был успешно разработан и вступил в силу в начале 2018 года. В конце мая мы провели повторное исследование и теперь можем сравнить, как изменилось управление рисками в МФО за эти два года. Изменения оказались существенными: если в 2016 году только 7% МФО имели сотрудника, ответственного за управление рисками, то в середине 2018 года риск-менеджеров наняли уже 79% опрошенных МФО.

Изменилась и структура расходов на риск-менеджмент: если в 2016 году подавляющее большинство МФО указывало как основную статью расходов зарплату сотрудников, то повторный опрос показал, что микрофинансисты также стали вкладывать средства во внешний консалтинг, обучение персонала и развитие IT-системы.

Базовый стандарт побудил компании разработать документацию по рискам. Так, политика по управлению рисками принята уже в 74% МФО (против 8% в 2016 году), профильные должностные инструкции для сотрудников разработаны у 47% МФО (против 37% в 2016 году). Также МФО стали чаще учиться на своих ошибках: сегодня статистику по реализовавшимся рискам ведут 35% МФО, а еще 45% планируют внедрить такой мониторинг, тогда как в 2016 году 88% МФО не вели статистику и даже не планировали ее внедрять.

Позитивные изменения очевидны

Однако совершенствование и систематизация работы по управлению рисками не привели ни к значительному снижению ставки, ни к росту прибыльности МФО. Напротив, доходность МФО за последний год упала, и сейчас рентабельность капитала МФО находится на уровне аналогичного показателя в банковском секторе: 8,2% у МФО против 8,3% у банков на конец 2017 года.

Более тщательный контроль над рис­ками не приведет к принципиальному снижению ставки по займам. Как показало наше исследование, снижение NPL, доли необслуживаемых займов, практически до банковского уровня (до 9%) при сохранении текущей бизнес-модели МФО потенциально позволит снизить процентную ставку в сегменте офлайн PDL на 40–60 п.п., а в сегменте Installment — на 12–16 п.п. Таким образом, мы можем ожидать снижения ставок по зай­мам до зарплаты до 550% годовых и ставок по потребительским займам — до 130% годовых за счет более жесткого подхода к оценке платежеспособности клиентов. Но при этом потребуются дополнительные затраты на привлечение клиентов, поскольку МФО будут одобрять значительно меньше заявок.

Как бы нам ни хотелось простых решений, позволяющих выдавать маленькие займы надежно и дешево, но их не существует. Стоимость денег МФО определяется не уровнем риска, принятым компанией, а операционными и административными расходами, приходящимися на каждый рубль выданного микрозайма, которые тем больше, чем меньше сумма и срок займа.

В снижении операционных расходов мы видим потенциал для дальнейшего уменьшения ставок по займам. Развивая IT-системы, автоматизируя процедуры выдачи и сопровождения займа, МФО смогут в скором времени предложить потребителю более дешевые займы. Однако эти меры потребуют значительных инвестиций в развитие бизнеса, что, в свою очередь, предполагает привлечение дополнительных инвестиций в капитал МФО. Но многие собственники и инвесторы МФО не готовы увеличивать свои вложения в сегмент в условиях высокой неопределенности, связанной с большим количеством изменений в законодательстве и регулировании отрасли. 77% опрошенных нами микрофинансистов назвали самым существенным риском риск изменения законодательства об МФО.

Мне хотелось бы в завершение выразить надежду на то, что изменения закончатся и у МФО появится больше поводов смотреть в будущее с уверенностью и оптимизмом. Но такое развитие событий маловероятно. Наибольшие опасения у рынка вызывает не факт изменений, а их непредсказуемость. Поэтому для стабильного развития и работы на долгосрочную перспективу МФО будет вполне достаточно согласованной с регулятором и законодателями дорожной карты, где будет описан план изменений на ближайшие годы.